Тройняшкам с ДЦП нужна детская площадка рядом с домом. Сбор закрыт!


За год в России тройни рождаются не более чем в 200 семьях. В екатеринбургской семье Ленивцевых в 2011 году тоже появилась тройня - Вера, Надежда и Любовь. Правда, девочек с непростым диагнозом ДЦП Ленивцевы удочерили, родная мама бросила тройняшек в Серове. Анастасия Ленивцева обратилась в Православную Службу Милосердия с просьбой помочь собрать деньги на детскую площадку, которая очень помогла бы всей семье!

Пусть про девочек расскажет их мама, Анастасия Ленивцева:

– Я не знаю, как протекала беременность той женщины, что их выносила, но я безумно благодарна ей за моих дочерей. Я почти каждую ночь сейчас говорю ей спасибо, за то, что она не пила много алкоголя во время беременности, не принимала наркотики… да и вообще за то, что она их мне подарила. Ценнее подарка в жизни моей семьи не было и не будет.

Жила была семья: папа, мама, дочка и сынок. Это еще великий классик в своей нетленке сказал, что все семьи счастливы одинаково. Так вот и семья наша среднестатистическая, счастливая по бытовым меркам. А потом наступил февраль 2011, я увидела видео из Серовского дома ребенка, и все как-то разом изменилось. Репортаж был о тройняшках-сиротах, представители органов опеки рассказывали, что девочки ищут семью. Первая мысль была о том, что не надо никого искать – я их мать, я здесь, я уже нашлась, быстро снимите репортаж с эфира, так как у меня нет документов, что я могу их усыновить, и вообще даже не начинался сбор этих документов.

Вторая мысль была уже не спонтанна, мол, не надо, зачем тебе это? И что вообще неплохо так живется, у тебя что, дорогая, нет больше никаких проблем? Разум говорил четкое «нет», сердце говорило – «забирай их быстрее, им же там плохо без тебя». Но ячейка общества состоит не только из меня одной, деткам нужен папа, мужу видео я показала через неделю тяжелых дум. Все-таки не зря я, милый, иду с тобой уже 10 лет рука об руку! Узнав, что это государственные «ничьи» дети, ты понял, что скоро будешь отцом пятерых детей. Я знаю, как тебе было тяжело, мужчинам вообще сложнее в принятии такого решения, но ты его принял!

Дальше было неинтересно, дальше было тошно и муторно. Начался сбор документов. Я понимаю, что органы опеки щепетильны в вопросах подбора кандидатур для усыновления, но после такого психологического прессинга как усыновление в России я смогу, наверное, все. Сейчас, вспоминая это, я понимаю, что нас вел Кто-то свыше – в принципе, все получалось, даже если получалось с натягом, то компенсировалось удачей в сборе каких-то других бумажек и справок.

Знакомство с детьми было в марте. Ехать смотреть детей и знакомиться было страшно. Дорога длинная, шесть часов. Серовская опека поразила своим добродушием. Нам реально были рады. В доме ребенка нас проводили в актовый зал и принесли девочек. Маленькие, испуганные, было видно, что они переживают не меньше нас с мужем. Решение о том, берем мы девочек или нет, надо было дать в тот же день. На первом этаже дома ребенка стоит коричневый диванчик. Вот на этом диванчике мы и родили наших младших дочерей. Родили решение о том, что у нас теперь пятеро детей: четыре дочери и сыночек. А потом опять была суета и беготня – поиск кроватки для тройни, поиск коляски для тройни и вообще чего-нибудь для тройни. Но это были радостные хлопоты. Я «примеряла» на себя роль многодетной матери, вживалась в нее.

Детей нам выдали по акту приемки-передачи, голых и с нательным крестиком. По дороге домой девочки нервничали, но при этом присматривались к нам и особо не капризничали. Первую ночь дома я не забуду никогда – это жуткое зрелище. У детей проявлялась депривация, они пытались себя укачать, как привыкли в детдоме. От ритмичных движений маленького тельца ходуном ходила вся кровать. Вера с дикой скоростью каталась вперед–назад, Надюша раскачивалась, стоя на корточках, а Любаша мотала головой. Молча. Все это происходило молча. Доченьки мои, как же вам все время не хватало ласки.

А утром случился казус. Я взяла проснувшуюся девочку на руки, а кто это, так и не поняла. Я же на тот момент могла отличать их друг от друга лишь в сравнении. Это сейчас я даже по голосу определю, кто плачет, а тогда я смотрела на дочь и не знала –Надя это или Вера.

Моя мама долго не могла понять, зачем мы это сделали, и очень боялась каких-то страшных генов. Но я туманно намекнула ей, что я долго работаю в детской больнице, имею связи в детских домах, поэтому мне «отдадут самое лучшее» (угу... недоношенных тройняшек с кучей диагнозов). Помню, что уже через полчаса, после первой встречи с девочками, моя мама протягивала руки и говорила «идите к бабушке». Какая-то струна внутри меня распрямилась. Все-таки, я подсознательно боялась, что мы своим решением обидим близких людей. Хотя сейчас с уверенностью могу сказать: акт усыновления – как лакмусовая бумажка. Кто-то из друзей и родственников оказывается не тем, кем вы его считали. Оказалось также, что у нас много настоящих друзей. Огромное спасибо Вам. С кем-то мы дружим годами, с кем-то знакомы только виртуально, но Ваша помощь для нас бесценна.

Я уже не понимаю, как мы жили раньше без девочек, а они без нас. Доченьки говорят «мама», я хочу верить, что для них это не слоги, а именно МАМА. Вера, Надежда и Любовь пришли в наш дом, и в нем стало так умиротворенно. Пока мы девочек не привезли, на душе было как-то неспокойно, тоскливо, а теперь у нас действительно ВСЕ ДОМА.

Чем вызвана моя просьба о детской площадке? К сожалению, у девочек проблемы со здоровьем остаются… и даже серьезнее, чем я полагала. Мы регулярно лежим в «Бонуме», так как спастический парапарез (это легкая форма ДЦП) лечится только стационарно массажами, иглоукалываниями и электропроцедурами. У всех девочек проблемы с ножками, а также и с координацией. Я честно прилагаю все усилия и лечу детей, вожу их в танцевальную студию, мы много читаем книг и рисуем. Учитывая, что присмотр за детьми я осуществляю практически одна (муж все время работает), мне нереально выбраться с ними куда-то на уже оборудованную площадку. Игровой центр около частного дома, в котором мы живем, – это мечта и способ физического развития детей, а главное – практически безопасный.

С уважением, Анастасия Ленивцева.

ГОТОВЫ ПОМОЧЬ?

При совершении пожертвования через сайт www.ekbmiloserdie.ru, Вы можете выбрать назначение платежа из списка (либо оно автоматически появится в форме, если Вы жертвуете со странички, на которой размещена просьба о помощи для конкретного подопечного). Таким образом, дополнительно не нужно сообщать нам, на поддержку какого подопечного или проекта Вы хотели бы направить свои средства, система сама распознает адресный платеж.

Все возможные варианты перечисления средств указаны в разделе Помочь деньгами. Если Вы решите помочь не через сайт www.ekbmiloserdie.ru, а каким-то другим способом – через Почту России, на карту Сбербанка, смс или в платежном терминале – не забудьте при совершении платежа написать на электронный ящик: help@ekbmiloserdie.ru письмо с указанием суммы и пометкой, куда Вы желаете направить данное пожертвование.
По всем вопросам, пожалуйста, звоните по телефону диспетчера Службы Милосердия в Екатеринбурге: (343) 200-07-04

Пожертвовать

10 июня 2015г. Просмотров: 3121