Размышления неверующего о Православной Службе Милосердия. Часть 1.

Может ли неверующий помогать в православной организации?...

Алексей Б. – доброволец со стажем. Размышление этого думающего и ищущего человека о милосердии, служении, добровольчестве мы представляем вашему вниманию.

– Я неверующий. Это проявляется в том, что метафизическая сторона христианского учения (спасение, страшный суд и так далее) не возбуждает во мне глубоких чувств. Ничего не могу с этим поделать.

Как-то весной я имел удачу встретить на улице сестер милосердия, собирающих пожертвования в ходе акции «Белый Цветок». Из листовки, что мне вручили, а впоследствии – на сайте Православной Службы Милосердия я узнал о разнообразных направлениях деятельности Службы. Помню, меня тронуло и удивило внезапное сознание того, что в одном городе со мной живут люди, добровольно и даже с радостью отдающие и время, и силы свои ради блага других, незнакомых им людей. Глубокие чувства, мудрые мысли, прекрасные дела я ранее познавал лишь из книг, а теперь эти блага встали передо мной живо, осязаемо в лице этих людей, имеющих напряженную и добродетельную жизнь. У меня было чувство, как будто Сократ, Эпиктет или Достоевский, – люди далекого прошлого, которых я любил и уважал заочно, теоретически, – вдруг вышли из тумана моего воображения, прошли мимо меня и легко коснулись моей нерешительной головы. Я задумался.

Все лето в родном городе (в Екатеринбурге я только учусь – на лето уезжаю) я размышлял о том, какую пользу может мне принести участие в добровольном движении, особенно православном. Предвосхищая мировоззрение людей, с которыми я встречусь, а также деятельность, в которой я буду участвовать, я рассчитал, какую я мог бы получить пользу от общения с ними. Я понимал, что сужу предвзято, и, возможно, мог бы и ошибаться – я же ничего не понимал в добровольчестве. В начале осени, сразу после начала учебы, я искал возможности встретиться с этими людьми и посмотреть на них настоящих. Так я попал на сентябрьское собрание добровольцев.

В Службе, как я заметил, подавляющее большинство людей – верующие, и в делах милосердия первостепенное внимание придают таким вещам, которых я, по неверию своему, понять не могу. Здесь передо мной стоит все та же рациональная стена: я все еще не могу разрешить, каким способом можно заставить молодого человека поверить в нечто, что невозможно доказать логически. Тут загадка.

Впервые направляясь на собрание добровольцев, я уже был уверен, что увижу людей, в лучшую сторону отличающихся от тех, с кем я привык общаться. Но, даже так предвзято и оптимистично настроенный, я был восхищен тем, что увидел: я и не мог подозревать, что где-нибудь вообще можно встретить коллектив с такой простой, теплой и разумной атмосферой. Ушел я в совершенном восторге, сравнивая этих людей с современными студентами – только со студентами-то я и общаюсь обычно.

Как ни крути, но нынешний молодой человек совсем другой: когда его вызывает на поддержку чья-нибудь светлая или радостная инициатива, он зачастую оказывается мучительно тяжел на подъем и подавляюще равнодушен. Просто общаться с ними тоже порой нелегко: зная и предугадывая уж все немногочисленные темы для пустых разговоров, – и какие нехорошие темы! – начинаешь минутами отчаиваться уже в том, чтобы услышать хоть раз от своего товарища мудрое, теплое или хотя бы просто серьезное слово. Такие слова нынче не в моде почему-то, повсеместно теперь я встречаю какой-то бессмысленно насмешливый, даже цинический взгляд на вещи и людей.

Встреча с людьми, поставившими развитие своей нравственности на крепкие духовные рельсы, освежает душу добровольца, как глоток холодной воды в раскаленной пустыне. Даже просто смотреть на таких людей непривычно и удивительно. Постепенно мысль о том, что вот так можно общаться друг с другом – просто, дружелюбно и без сомнительного юмора в речах – закрепляется в голове, хочется нести светлый настрой коллектива и в университет, и домой, и куда угодно. Такое приятное впечатление в общем просветляет эмоциональный фон добровольца, выгоняет негатив из мыслей и приободряет его волю не только на саморазвитие и самодисциплину, но и вообще на любую деятельность.

Уверен, что и такой молодой человек, который спокойно принимает и даже одобряет пошловатое, если быть честным, общение большинства современных студентов, будет удивлен внимательным и серьезным отношением друг к другу добровольцев Службы. Кто знает, может, если он, наблюдая, проникнется таким ненавязчивым примером светлого общения, то и будет постепенно сдвигаться что-нибудь в его легкомысленных убеждениях. У меня вот движется.

Людям всегда теплее и удобнее живется и работается, когда они не отказывают в помощи своему товарищу и умеют снисходительно относиться к недостаткам друг друга. Древнейшая мысль, основанная не на христианской даже этике, а на простом здравом смысле – и как тяжело приживается нынче! Почему же? Уверен, не оттого, что «человек человеку – волк», но во многом – из-за простой стыдливости.

Бывало ли у вас: искрится в душе искреннее желание сказать ближнему нечто доброе, теплое, помочь ему, приободрить, но только посмотришь на него, подумаешь о чем-то, и возникает из ниоткуда рой странных, смущающих задних мыслей, и какое-то темное, густое ощущение перекрывает выход доброму слову? И ведь не сугубо же христианское это желание – любой здоровый человек испытывает минуты, когда хочется по собственной воле создавать и умножать радость вокруг. Однако говорить людям приятное часто страшно и неловко – вот до чего дожили!

Есть, однако, способ преодолеть досадную застенчивость: общение с обездоленными людьми и заботливыми добровольцами, превращаясь в привычку, постепенно размягчает характер человека, дает ему и силы для свободных человеколюбивых движений и уверенность в том, что эти движения не пропадут даром, принесут радость искреннего выражения своих чувств и, может быть, нового друга. Наблюдая за другими добровольцами, я вижу, что в некоторых их них в ходе работы воспиталась теплая солидарность не только по отношению к своим близким, но и ко всем людям в принципе. Конечно, имеет здесь и воспитательное влияние некоторых сторон христианского учения на конкретного человека. Но и любой здравомыслящий – путь даже и неверующий – человек скажет, что дружба достойнее вражды, и что любить друг друга лучше, чем не замечать.

Приучив же себя к миролюбивому, дружелюбному отношению к людям, какие доверительные и крепкие отношения можно построить в семье, в кругу друзей! Коллективы, в которых установились такие добрые порядки, лично меня всегда располагают к задумчивой, полезной для души беседе или к пробуждению свободной, светлой творческой силы – а с ней и жить приятнее, и работается легче.

Продолжение следует...

Если вы хотите попасть в команду добровольцев Православной Службы Милосердия в Екатеринбурге, приходите на собеседование в любое воскресенье в 13:00 по адресу: ул. Кирова, 65 (трамвайное кольцо ВИЗа).

Если остались вопросы, то звоните по телефону диспетчера (343)200-07-04.

09 ноября 2018г.