Шаг к добровольчеству: истории из первых уст

Вспоминаем о том, каким было начало добровольческой жизни в Службе Милосердия...

Добровольчество – почему и как оно начинается? Почему кто-то долго принимает решение, а кто-то случайно обнаруживает, что добровольчество уже давно является неотъемлемой частью жизни? Надеемся, что мини-опрос на заданную тему поможет тем, кто только присматривается к добровольчеству, сделать свой первый шаг.

Наталия Полозникова

Наталия Полозникова, помощник руководителя Службы добровольцев:

– Почти год я «ходила вокруг да около» Православной Службы Милосердия: каждый день читала новости сайта, переживала за подопечных, изредка могла прийти и что-то сделать. Но момент «официального объяснения» или собеседования-знакомства откладывала...

Отчетливо помню момент, когда поздней осенью 2014 года моя прежняя жизнь перестала мне нравиться: ничего особо не радовало по-настоящему, а если и была радость, то какая-то мимолетная, краткая. Тогда я решила – иду на собеседование! Там почти с порога я попросилась в команду добровольцев Автобуса милосердия. В таком решении была моя личная жизненная, но мягкая революция (мягкая, потому что график добровольчества в Автобусе мне был удобен). Кроме помощи бездомным отец Евгений (прим. – духовник Православной Службы Милосердия в Екатеринбурге) предложил попробовать свои силы с детьми, которые лечатся в противотуберкулезном диспансере. Согласилась. Влилась в новую команду и новую жизнь почти сразу, уж очень приветливо и тепло меня встретили. Прошло больше трех лет, а на душе так и по сей день ТЕПЛО.
И еще: я поняла, что отдавая, ты получаешь в разы больше, чем когда берешь.

Ксения Кабанова

Ксения Кабанова, сотрудник Информационного отдела Службы:

– «Как я стала добровольцем?». Можно начать с соседки, глухой старушки, которая в восемьдесят лет осталась совсем одна. Один сын утонул, второй умер, внук живет в другом городе. Глухая совершенно, она постоянно о себе напоминала: забудет кран закрыть, у нас потоп, бежим к ней, сначала возмущаемся, потом ремонтируем.

Потом совсем она ослабла (диабет), через «не хочу» и «некогда» я ее навещала раз в день-два. «Совсем кушать не хочу, – говорила она. – Соцработник приготовит, а у меня так и стоит. А вот ты приносишь – вкуууусно!». Понятно, что «вкусно» было потому, что приготовил не совсем чужой человек.

Никак она не хотела к Исповеди подготовиться. Много читала (я приносила ей книги), много мы говорили, а решимости не было... или веры...
«Вот выйдешь замуж, тогда и я исповедуюсь», – отговаривалась она. Я вышла замуж (не ради нее, конечно))), но она так и пасовала. «Почему Бог меня не забирает?», – так и пролежала год одна со своими вопросами и воспоминаниями, так мы ее с соцработником и проводили... Может быть, это добровольчество?

Потом появился в моей жизни Пантелеимоновский храм, отец Евгений Попиченко, клирос, журнал «Православный вестник», Информационный отдел, огласительные беседы для взрослых, молодежные спектакли, которые мы показывали для подопечных детей – это уж точно добровольчество?
Просто такая жизнь. Не скажу, что прям добровольческая. Скорее, преодоленческая. Чувствую себя человеком «недоброй воли», который не хочет, но делает. Отчасти шучу, но лишь отчасти. А всем желаю именно ДОБРОЙ ВОЛИ и мира сердечного!

Елена Русакова

Елена Русакова, координатор Семейного патронажа:
– У меня добровольцем-первопроходцем была сестра, которая, пока не родила третьего ребенка, активно помогала и в журнале «Православный вестник», и в Центре защиты семьи «Колыбель», и в детском направлении. Помню, как-то она рассказывала про Ванечку, за которым все не приходила мама, а он ее очень ждал. А я слушала ее рассказы, но моя насыщенная учительская жизнь не оставляла ни секунды свободного времени.

А потом я ушла из школы, нашла максимально необременительную работу и пришла в Службу Милосердия. Однако после собеседования я так никуда и не прикрепилась основательно. Поучаствовала только в благотворительной акции и решилась пойти на самую первую акцию «Один из нас». Забавно, но сама я к организаторам подойти сказать, что я «своя», постеснялась. Поучаствовала просто как прохожий и очень расстроилась. Ощущение собственной ненужности было оооочень явным и крайне неприятным.

А в день моего рождения сестра попросила подменить ее на одной из уличных акций «Колыбели»: воскресенье, мол, все равно делать тебе нечего. Раз уж звать гостей не стала – выручай! Летний солнечный день, теплынь, солнце во всю светит, а я на уличную акцию?! – до сих пор не понимаю, КАК я на это согласилась (терпеть не могу многолюдные акции вообще, а уж уличные – и подавно, но почему-то первое время постоянно попадала именно на них).

Взяла шестилетнего племянника Ваньку в качестве группы поддержки и пошла на улицу Вайнера, на акцию совершенно непонятной для меня «Колыбели» к абсолютно незнакомому Павлу Бызову. Да так и осталась. ЧТО там такое сработало, произошло, случилось – объяснить не могу. Но именно с того дня я считаю себя добровольцем Службы Милосердия. К сожалению, и я временами чувствую себя человеком «недоброй воли»: хочешь – не хочешь, а делаешь. Слава Богу, что силы есть!


Все еще думаете о добровольчестве? Приходите и попробуйте себя в деле, тогда все вопросы отпадут или разрешатся сами собой. Собеседования с новыми добровольцами проходят каждое воскресенье в 13:00 по адресу: Екатеринбург, ул. Кирова, 65 (Собор Успения Пресвятой Богородицы на ВИЗе).

Дополнительная информация по телефону (343) 200-07-04

Поделитесь своими историями о начале добровольчества здесь.

13 марта 2018г. Просмотров: 104