К нам монашку положили, она десятого ребенка ждет!

Секретами и лайфхаками счастливой семейной жизни делится матушка Ирина Ким...

Как мама десяти детей успевает писать книгу, иконы и кто в большой семье священника скрывается под ником Самурай.

Фото: Кристина Шевчук

РАЗГОВОР В БОЛЬНИЧНОЙ ПАЛАТЕ

– Ир, у тебя первый?

– Нет.

– А старшему сколько?

– Да у меня девять…

– О! Классная разница! Мы тут с девчонками вчера спорили, что лучше – сразу отстреляться или выспаться после первого нормально и за вторым идти? А у тебя вообще супер – старший в школе, первый класс этот (ПИ-И-ИП) позади… И – упс – лялечка! Первый мальчик?

– Да у меня детей девять.

– Ира, а у тебя… девять… ты их сама родила?

– Ну да… не кесарили…

– Да я не про то… это все твои девять?

– Да.

– А… а вам по вашей вере не положено аборты делать?

– Да у нас, похоже, одна с вами вера, православная.

– Ну да… а… у тебя муж есть?

– Конечно.

– Олигарх?

– Нет. Священник.

– …

– Ким! С пеленкой в кабинет УЗИ!

– Обалдеть… Алло! Прикинь, к нам монашку положили, так вот, она ждет ДЕСЯТОГО ребенка! Им аборты делать нельзя!

(Отрывок из еще неизданной книги Ирины Ким)

А ты борщ варить умеешь?

– Алексей ухаживал красиво, дарил цветы, пел песни под гитару, посвящал стихи, пошел к моей маме просить благословения встречаться со мной! – вспоминает Ирина. – Мы познакомились в конце апреля, а в июне поехали знакомиться с его мамой. Однажды сидим вечером, а он говорит: «Ты не против, если свадьба будет в сентябре, на Рождество Пресвятой Богородицы?» Вот это романтик! А где признания, предложение руки и сердца, стоя на одном колене в лунном луче? Сбой в программе. Я так опешила, что согласилась. В сентябре сыграли студенческую свадьбу.

После свадьбы первый год жили на даче друзей мамы Ирины в Подмосковье. Родственники сказали твердо – молодые должны жить отдельно! Притирки, споры: если при этом будет кто-то «третий», то супруги могут переводить ответственность на него.

Муж и жена сами должны выстраивать отношения, сами отвечать за них. Сейчас Ирина благодарна родственникам, ведь без притирок первое время не обходилось.

Сама Ирина умела создавать уют в любом месте – это передалось ей от мамы – жены военного, а вот муж, как ей тогда казалось…

– Нам повезло, у нас один духовник. Помню, бегу к нему: «Батюшка, да что ж это! Он такой-растакой, зиму живем, куртки на кровати лежат, вешалку не прикрутит!» А батюшка мне: «А ты борщ варить умеешь?» «Я-то умею, – говорю, – а он вот то-то и то-то…» А батюшка опять: «А ты борщ варить умеешь? Вот и довольно с тебя!» Кстати, муж мне недавно только сказал, что боялся на съемном жилье лишний шуруп прикрутить, чтоб не было проблем с хозяевами.

«Где дети?!»

Ирина была уверена, что беременность наступит сразу после свадьбы. Через три месяца уже начала паниковать: «Где дети?!»

Первая беременность была непростой – в самом начале постоянная угроза выкидыша. Даже родственники, в конце концов, стали говорить, что ничем хорошим это не кончится. «Кого ты после этого родишь? Урода? Таких, как ты, принудительно чистить надо! Там и ребенка-то не осталось!» – «поддерживали» они.

Молодые супруги отчаянно надеялись, что их ребенок будет спасен, молились преподобным Кириллу и Марии, родителям преподобного Сергия.

– Муж, тогда уже дьякон, студент третьего курса Московской духовной академии, возвращаясь из Москвы, где он преподавал в одной гимназии, заехал к матушке Наталье Николаевне Соколовой и поделился своей скорбью. Надо сказать, что мой отец Алексей – тот самый семинарист Алешенька из книги «Под кровом Всевышнего», который ухаживал за отцом Владимиром в его болезни. Наталья Николаевна дала нам их семейную икону Божией Матери «В родах Помощница», рассказав про чудеса, бывшие по молитве перед этой иконой. И вот муж заносит икону домой (а она небольшая, с тетрадный лист, в киоте), а я навстречу иду с радостным известием, что кровотечение прекратилось! Оказалось, в тот самый момент, когда он принял икону из рук матушки. Икона была у нас почти до родов. Потом мы сделали фото, вставили в рамку, освятили, эта фотокопия сопровождала меня во всех моих беременностях, и много приходских деток родилось с молитвой перед ней.
Маша родилась в срок, здоровой. Имя она получила по обету, в честь преподобной Марии Радонежской.

Тяжелой была и последняя беременность – патология плаценты, и с первых недель супруги понимали, что ситуация непростая. Удалось доносить ребенка до 33-й недели, потом – операция, в итоге – спасли обоих.

– Это был год испытаний для всех. Я всю беременность на сохранении. Дети с бабушкой, с мамой моей, которая строгая и принципиальная. Малышке годик. Она старшую сестру мамой зовет. Потом я с новорожденной в отделении недоношенных… Когда сообщили из роддома, что меня забрали на вторую операцию, большая кровопотеря, муж со старшим сыном ехали в машине. Они сразу поехали ко мне, и шестнадцатилетний Серафим плакал и просил Бога, чтобы он забрал его, а маму оставил. Хорошо, что все позади!

ПЕРВЫЙ ребенок. Восторг родственников, эсэмэски «Так держать!» и требования родить ему/ей сестричку/братика.
ВТОРОЙ ребенок подряд. Поздравления от родственников в форме: «Это же хорошо, вместе будут расти, им весело будет…» или «Молодцы, сразу отстрелялись!»
ТРЕТИЙ ребенок. Поздравления-утешения: «Да ладно, у того-то и того-то вон тоже трое, и ничего! Зато теперь вы многодетные, у вас теперь льгот будет ого-го!»
ЧЕТВЕРТЫЙ ребенок. Близкие родственники прямо говорят: «Вы психи». Друзья интересуются, сколько материнских капиталов вы получили, перестают приглашать в гости.
ПЯТЫЙ-ШЕСТОЙ ребенок – разница небольшая. Родственники привыкли. Поздравляют с полной комплектацией семейной хоккейной команды. Только ленивый не дает советы по супер-100%-контрацепции.
СЕДЬМОЙ ребенок. Небольшое оживление. «О! У вас теперь семеро по лавкам! Круто! И как вы собираетесь их кормить/учить/женить?»
ВОСЬМОЙ-ДЕВЯТЫЙ ребенок. Родственники перестают давать всякие советы. Поздравляют открыткой и без эмоций.
ДЕСЯТЫЙ ребенок. Большое оживление. Все спрашивают, что положено от государства и почему до сих пор не дали машину/квартиру/медаль.

(Отрывок из еще неизданной книги Ирины Ким)

«Мама, не молись!»

Дети рождались один за другим. Когда родился шестой ребенок, старшей дочке было всего семь лет, и никаких помощников.

– Это был, пожалуй, один из самых непростых моментов жизни. Напряжение, усталость.
В критические моменты я понимала, что сейчас начну кричать на детей, а это не выход! Тогда я начинала ликвидировать последствия их бурной жизнедеятельности и петь при этом «Господи, помилуй, Господи, прости…». Старшие с криком: «Мама, не молись!», – сразу бросались помогать, и кричать от бессилья уже не хотелось.

Пятая дочка, Настя, приемная, она в семье с рождения. Сейчас ей тринадцать. Как шутит отец Алексей: «Мы сделали вызов обществу, когда родили четвертого подряд, и ему в комплект взяли пятого». О том, что девочка не кровная, она узнала в одиннадцать лет. Родители сами собирались сказать, готовились, искали нужный момент и слова, но опередила 83-летняя соседка. Видимо, под впечатлением от многочисленных ток-шоу, она подошла к девочке и заявила: «Ты приемная. Мать свою и бабку никогда не прощай!» Родители заметили, что стала замыкаться, уединяться, уходить гулять одна. После расспросов был долгий серьезный разговор.

– Конечно, она бы хотела найти маму. Мы ей говорим, ты молись за нее, чтобы она изменила образ жизни, Богу все возможно. Если ты ее найдешь в том состоянии, в котором она сейчас, тебя ждет разочарование. Или хотя бы девочке надо подрасти еще немного, повзрослеть. Кровные мать и бабушка знают, где Настя, но встречи не ищут.

Папа – протоиерей Алексий Ким, настоятель прихода в честь Казанской иконы Божией Матери с. Верхнее Санчелеево. Мама – Ирина Ким, выпускница иконописной школы при Московской духовной академии. Дети: Мария, 18 лет, Серафим, 17 лет, Александр, 15 лет, Михаил, 13 лет, Анастасия, 13 лет, Анна, 11 лет, Иван, 10 лет, Анастасий, 7 лет, Алексей, 4 года, Дария, 3 года, Христина, 1 год.

Крутить велотренажер можно и с грудничком на руках

В семье, особенно большой, когда все сделать невозможно, важно расставить приоритеты, считает Ирина: что делать сначала, что потом, а мимо чего в принципе можно пройти мимо.

– Если посуда не вымыта, но муж и дети накормлены и вниманием не обделены, день не прошел напрасно.

Я не призываю зарастать в грязи, я советую не загоняться. Мое главное правило последние годы: «Я сделаю все, но последовательно!»

Мне нравится фраза Ф. М. Достоевского: «Человек находит время для всего, чего он действительно хочет». Порой наше «некогда» означает «неохота, потом». Я набираю заметки на телефоне, пока укладываю грудничка, я кручу кукол из лоскутков, пока сижу с детьми, потому что мне это нравится. И не очень интересное времяпровождение (например, пока дети делают уроки, и я присутствую рядом) меня не тяготит. Есть свободный час-два, я пишу иконы. Это и возможность заняться любимым делом, и способ материально помочь семье.

Вечером, когда малыши уже спят, а старшие еще не легли, я «держу оборону», находясь возле маленьких, чтоб не разбудили. Так в это время я пишу стихи или общаюсь с друзьями в соцсети. Даже время заняться собой можно найти не в ущерб общению с детьми. Крутить велотренажер можно и с грудничком на руках, и с годовалым, стоящим на раме, проверено.

Пять лайфхаков большой семьи

– Класть сразу все на место. Пройти лишних несколько шагов, потратить пару минут проще, чем потом выделять время на уборку и рассортировку завалов.

– Некоторые дела можно делать «по пути». Я иду в детскую – прихвачу туда вещи из стирки или игрушки, которые имеют обыкновение распространяться по дому и появляться в самых неожиданных местах.

– Вещи из серии «а вдруг пригодится» образуют настоящие завалы. Прежде чем оставить эту вещь, нужно трезво спросить себя: «Я точно что-то с этим буду делать?», «Мы точно это когда-нибудь будем носить?»

– Некоторые дела можно не делать! Например, я не глажу пеленки и постельное белье, я вообще глажу только то, что нельзя не гладить. Рубашки и пиджаки школьников сушу сразу на плечиках. Если подумать, то из таких дел, необязательных к выполнению, но вошедших в традицию, можно составить целый список. Как говорится, всех дел не переделаешь.

– И самое главное. Дети раздражают нас, когда они мешают нашим планам. Если не строить планов, а просто жить, радоваться сегодняшнему дню, то и общение с детьми приносит радость. Они так быстро растут! В заботах и переживаниях о завтрашнем дне можно не заметить тех маленьких утешений, которые приготовлены нам сегодня.

Червяк с ником Познай Себя

К учебе в школе у Ирины свой подход. В начале учебного года она помогает всем войти в ритм – контролирует, подсказывает и так далее. Потом – наблюдает и вмешивается, если дети сами просят о помощи.

– Все дети абсолютно разные, и на школьной учебе свет клином не сошелся. Старшая в 15 лет экстерном с отличием окончила 11-й класс. Поступила на бюджет лечебного факультета в медицинский вуз. Сейчас заканчивает третий курс. Второй ребенок, сын, хорошо сдал ОГЭ, остался учиться в школе, ЕГЭ впереди. Пока в ус не дует, и не вижу, чтобы сильно переживал. В армию собрался после школы, в качалку ходит, готовится. Надя очень слабенько учится. Ну, не ее это! Мы ее ориентируем на семью, она будет замечательная мама и хозяйка!

Ирина старается выделить время каждому ребенку, причем особенно тому, который сейчас больше нуждается в поддержке.

– Каждому возрасту необходимо свое количество маминого внимания. За маленьких можно не переживать, они свою маму себе добудут. Детям постарше можно уделять другое внимание. Не обязательно сидеть с ними, играя, вырезая и склеивая, по очереди, как врач и пациент на приеме в поликлинике.

С дочкой, помогающей чистить картошку или лепить пирожки, можно общаться. А читать перед сном можно сразу всем.

Родители считают, что очень важно вкладываться в старших детей, ведь они потом становятся примером для младших. И вообще выходят во взрослую жизнь уверенными в родительской поддержке. Общение с подростками, в основном, дело главы семьи.

– Сейчас отец вкладывается в 17-летнего Серафима. Потому что скоро выпорхнет второй наш птенчик.

Иногда уложу малышей, зайду на кухню, а там сидят папа с сыном за ноутбуками. Зайду со спины, а там на экране червяк с ником Самурай, а рядом червяк с ником Познай Себя, оба на пол-экрана. Я говорю:

– И не стыдно тебе, твое высокопреподобие?

А муж отвечает:

– Я просто хочу ему доказать, что в топ можно и без премиум-аккаунта войти за полчаса!

– Тьфу, – говорю, – срамота!

Водички попью, свет лишний погашу и спать иду. А через полчаса слышу, чай пьют и разговаривают за жизнь, и совсем не о червях и стримах. Они вышли на одну волну и теперь общаются без помех. Главное, чтоб была общая точка соприкосновения. Общий интерес. Общее дело. Рыбалка, например.

Сейчас Сима с папой на гитаре разбирают одни произведения и играют дуэтом.

Ирине приходится выступать в роли судьи, если, например, малыши не поделили игрушку. В этом случае она руководствуется принципом: раз не поделили, пусть не достанется никому! И машинка раздора отправляется куда-нибудь высоко, например, на холодильник.

Когда малыш капризничает, потому что ему скучно или он устал, и пытается задевать тех, кто рядом, Ирина воспринимает это как сигнал – человеку срочно нужно внимание!

Пять минут, и малышу снова хорошо и комфортно. Средние девочки тоже, если не смогли разобраться сами, бегут к маме.
– Старшие мальчики если и ссорятся, то как-то так мимолетом, что я даже не уверена, ссорятся ли они или так «перебрехиваются», неуклюже выражая мужское начало.

С первыми детьми Кимы жили по принципу – ничего вредного. Только самодельные йогурты, каши. Чипсы, чупа-чупсы и прочие вредности под запретом! Но дети подросли и стали просить запретное у одноклассников. И тогда родители решили – лучше самим покупать иногда, чем делать все это запретным плодом. Так же и с мультфильмами – старшие смотрели исключительно старые советские мультики, а малыши, кроме них, смотрят современные «Смешарики», «Фиксики», «Лунтик».

Как убежать от быта

Не на каникулах школьников будит папа. Сын Миша, которому легче всех вставать, накрывает завтрак. Дочка Настя разгружает посудомойку. Она быстро собирается и завтракает. Остальных папе приходится подгонять. Когда просыпаются младенцы, Ирина будит шестилетнего, убирается после завтрака и ставит в мультиварке варить обед, в это время малыши играют около нее.

– Потом обязательно пью кофе, созерцая сытых чистых детей, играющих на полу в чистой кухне, и получаю заряд позитива, – смеется Ирина.

Следующий этап – занятия с ребенком, которому в школу, к которым подключаются и малыши. Только они не учатся читать и писать, а рисуют или лепят.

– Пока я сижу рядом с учеником, могу отвечать на сообщения, набирать на телефоне заметку, делать рисунок на иконной доске маленького размера. Я могу в это время укачивать младшую, катая коляску и делая свои сто приседаний. Малыши играют, главное – вовремя предотвратить начинающийся хаос. Поиграли кубиками, уберем. Если начинают выяснять отношения, вовлекаю в общую игру, даю покрывала для строительства домиков. А где домики, там посудка. Поиграли, посудку собрали.

С маленькими вообще легко. Они сами никуда не лезут, шоколадные роллы по рецепту из детской кулинарии не готовят, не пытаются взорвать очередную гремучую смесь или взломать пароль папиного ноутбука.

– Поэтому первую половину дня я отдыхаю. Ну, там-сям ототру что-то по мелочи, в машинку опять же стирку закину… не акцентируя, мимоходом и на автомате. Тогда нет этого «бедная я, несчастная, быт меня заел!» Быт меня даже не догнал!

Когда приезжают школьники, становится и тяжелее, и легче одновременно. Легче в том плане, что за малышами есть кому присмотреть. Я могу заняться иконой. Но последствия жизнедеятельности старших иногда разрушающи. Они из благих побуждений могут решить приготовить на ужин картофель фри, и вся кухня будет в масле. Или наоборот, заверят меня, что я могу заняться своими делами, а они сварят макароны с сосисками. В итоге все наедятся бутербродами под какой-нибудь фильм. Так или иначе, но хаос на кухне к вечеру обеспечен. Готовить любят и умеют все школьники. И печь любят. Мясо и торты – это Миша. Настя специалист по дрожжевому тесту. Аня любит делать салатики и печенье по рецептам, которые находит в книгах.

В 21.00 Ирина уводит малышей спать. Настя в это время загружает посудомойку, моет раковину, Аня вытирает со столов, мальчики выбирают, кто из них сегодня будет пылесосить. Раньше в семье был график дежурств, и каждый знал, что он делает в определенный день недели. Но когда подросли девочки, как-то плавно обязанности помощи маме по кухне распределились между ними. В доме убираются все. Тем более в своих комнатах. Дети живут в комнатах по трое. Только Аня живет в детской, чтобы малыши были не одни, а у Насти своя маленькая комнатка, бывшая кухня. Она сама так захотела – с младенчества любит жить одна в комнате. Самая младшая пока с родителями.

Дети и вера

В семье обычно дети постятся с четырех лет. Но только если ребенок здоровый и с хорошим аппетитом. Если ребенок слабенький и ест мало, то и в шесть лет, как бы он ни сопротивлялся, ему придется есть куриный бульон и молоко! Нет, никакого насилия, только уговоры, и вот уже сопротивляющийся сам не заметил, как взял ложку в руки.

В храм с папой в воскресенье едут или школьники, или Ирина с малышами – кому-то придется добираться самим: в машину всем не влезть.

– Дети все разные. Спокойного Алешу в его четыре года уже берут в алтарь, а кто-то и до семи лет сносил все подсвечники и вазы за полчаса, что ждал причастия. Старшей, студентке Маше, 18 лет. Приезжает на выходные, когда нет дежурства на работе, и идет на клирос. Исповедуется у папы, советуется с ним во всем. Пишет другим курсам рефераты по философии, созванивается с отцом, чтобы вычитать ему на догматическую правильность.

Как-то спросила у мужа, хотел бы он, чтобы сыновья пошли по его стопам. Он ответил, что его мечта, чтобы они взяли во взрослую жизнь веру и целомудрие. А священство… это тяжелый крест, очень тяжелый.

«В сказках и у вас с папой»

Зимой Ирина и отец Алексий могут на полчаса уйти вдвоем на лыжах, с термосом чая и шоколадкой. Весной – поехать на велосипедах смотреть, как распускаются первоцветы. Благо, старшие дети подросли и могут недолго посмотреть за малышами. Иногда нужно просто поговорить без детей. Тогда старшим дается указание: «Нас не будет полчаса. Малыши спят. Остальные ваши. Смотрите мультики». Когда в доме были малыши, родители ждали, чтобы все уснули, и только потом садились разговаривать за чашкой чая.

– Как-то разговаривала со старшей дочкой о любви. Она мне говорит: «Мам, настоящая любовь бывает только в сказках… Ну, или у вас с папой».

Сначала что? Влюбленность. Жениться по любви не может никто. А любовь – это жертвенное служение. Какие тут можно привести примеры? Это же не «героически бросился в огонь и спас утопающего». Это повседневная жизнь.

Иногда говорят: «Не могу! Накопилось!» А не надо копить. Ну, не закрывает он тюбик с пастой. Ну, оставляет носки под кроватью. Ну, забыл купить кефир. Как все это мелко по сравнению с тем, что в любой день можно потерять друг друга! Знаете, о чем мы молимся? Чтобы умереть как святые Петр и Феврония, в один день. Не разлучаться надолго. Детей поднять и умереть.

Источник: сайт www.pravmir.ru от 08.06.2018 К нам монашку положили
16 июня 2018г. Просмотров: 244