Что больше всего «радует» родителей семи детей

Читайте историю жизни многодетной семьи Кадыровых, в которой они делятся своими секретами счастья...

Чем накормить большую семью, кто более организован – мама или папа, чудесное решение жилищного вопроса, секреты, как сэкономить на занятиях с репетитором – это лишь часть семейной истории Рифата и Ольги Кадыровых – родителей семерых детей.

Семья Рифата и Ольги Кадыровых. Фото: Сергей Петров

– Да приходите вместе с малышом, ему место в квартире найдется! – восклицает Ольга, когда мы договариваемся о разговоре и я вслух думаю, с кем можно оставить трехлетнего сына.

При входе в квартиру – огромная клетка, в ней – три чилийские белки. Три, потому что они в одиночестве не могут, поясняет Ольга. Наверху клетка поменьше – с большой персиковой хомячихой. А еще одна из девочек приносит ласковую черную блестящую кошку.

Вообще в больших семьях почему-то много домашних животных – мое давнее наблюдение. В семье Кадыровых воспитывается семеро детей.

Рифат – инженер, Ольга – научный сотрудник в Институте востоковедения РАН, сейчас – работает над диссертацией, также преподает желающим турецкий язык.

Познакомились Рифат и Ольга на поэтической встрече участников литературного портала «Стихи.ру» – у обоих там были свои странички.

Рифат стихи пишет до сих пор, а у Ольги не получается – найти бы время для научной работы.

– На тот момент Рифат очень сильно удивил своим серьезным отношением к жизни, – говорит Ольга. – Это очень резонировало с тем, как воспринимали мир окружающие меня люди. Может быть, это кому-то казалось занудством, а у меня прямо сердце расцветало. У Рифата во всем все было по-настоящему, без какой-либо игры, без вранья.

Ольга после неудачного брака оценивала людей объективно, без восторженности: она воспитывала ребенка, отец которого нотариально заверил, что не претендует на сына и не желает принимать в воспитании никакого участия. На момент знакомства Ольги и Рифата Георгию было два годика.

После свадьбы – в монастырь

– На следующий день после свадьбы мы с Рифатом отправились в Покровский монастырь, к Матронушке Московской. Рифат – с бородой, длинными волосами… Стоим мы в этой очереди, а все думают, что мы батюшка с матушкой, с вопросами обращаются. А я-то много чего знаю из своего церковного опыта, отвечаю.

Именно тогда, в очереди, у меня появилось твердое желание исповедаться. Я стала приходить в Татьянинский храм, сначала просто на беседу, потом – на исповедь, потом уже более регулярно – на богослужения.

Спустя два-три месяца в новогодние каникулы мы поехали в Дивеево. Тут уже появилось твердое желание вернуться в Церковь. Рифат просто меня сопровождал. Досопровождался и, в конце концов, решил принять крещение – крестили его в Елоховском соборе.

Все меняется с третьим

О том, сколько у них будет детей, супруги изначально не задумывались. Учились жить вместе, решали глобальные и бытовые вопросы…

На кухню, где мы разговариваем, приходит, еще зевая, только что проснувшаяся самая младшая девочка, ей год и семь месяцев, и сразу же залезает на колени к папе. Разница между детьми Кадыровых от 1,4 до 5 лет. Первые буквально рождались один за другим.

Рифат говорит, что многодетным себя не чувствует и такой термин категорически не принимает:

– Калашников родился 17-м ребенком в семье, Менделеев – семнадцатым! А у нас говорят о многодетности, когда трое, пятеро, шестеро детей в семье!

– Все-таки с третьего ребенка действительно в семье жизнь меняется, – добавляет Ольга. – Это касается именно быта. Для двоих детей проще организовать отдых, пристроить по бабушкам. Если у тебя трое детей, значит, мамочка, помаши ручкой работодателю и отправляйся сама с детьми в деревню, на дачу.

Опять же, квартирный вопрос – троих детей разместить значительно сложней, чем двоих. Там же не просто спальные места, но и места, где учить уроки, где играть. Очень сложно с режимом, пока дети маленькие. Этому надо спать, этому надо гулять, этому надо еще что-то…

Время, когда появлялись погодки, я вспоминаю как бесконечный цейтнот: за третьим, Даней, родилась Катя, недоношенной, с весом 1900 г. Бегала к ней в больницу… В общем, все то время – на скорости, в постоянной беготне.

Волшебный ребенок

Пятого ребенка, Святослава, родители называют «волшебным». С его появлением в семье стали решаться бытовые вопросы – появилась машина, квартира.

В очереди на улучшение жилищных условий Кадыровы стояли, но не предполагали, что все решится так быстро.

Ольга только вернулась со Святославом из больницы, где он пробыл некоторое время после роддома из-за пневмонии, и на домашний телефон позвонили из департамента жилищной политики Москвы: не желаете ли взять субсидию на приобретение жилья, ее теперь дают многодетным.

Семья в тот момент жила с мамой Ольги в «двушке» – Кадыровы в одиннадцати метрах, а в соседней комнате – бабушка со старшим внуком, Георгием.

Так что покупка квартиры оказалась очень кстати. В ней нужно было делать ремонт.

– Пригласили рабочих, – вспоминает Ольга, – я им объясняю, что нам нужен дешевый ремонт и не всей пока квартиры. Приезжаю, а рабочие грунтуют всю квартиру, собираясь штукатурить. «Вы что делаете! Я же вам сказала, что денег нет», – возмутилась я. – «Да ладно, отдашь потом, когда будут». Так и отдавали – частями.

Скоро семья вновь уедет к бабушке. Правда, ненадолго, месяца на два. Кадыровы стали участниками программы, в которой рассказывается о переделке квартир. У Кадыровых будут преобразовывать девятиметровую кухню.

Учеников стало меньше

Должность научного сотрудника института не требует присутствия, важно, чтобы человек занимался научной работой, а уж где он это делает – не принципиально.

Учеников, желающих выучить турецкий, сейчас, со всеми политическими сложностями, стало меньше. Раньше, когда Кадыровы жили в двухкомнатной квартире с бабушкой, Ольга давала уроки гораздо чаще. Порой ученики шли один за другим.

– Как-то у меня появилась новая ученица – ухоженная девушка в дорогой одежде, со шлейфом дорогих духов. Когда она пришла в первый раз, трое детей уже ушли с бабушкой гулять, старший был в школе.

Когда пришла на второе занятие, выйти еще не успели, собирались в коридоре. Увидев малышей, девушка опешила и говорит: «А вы меня вообще-то ждали?» «Конечно, – отвечаю я. – Дети сию минуту уходят, а мы отправляемся заниматься». Больше она ко мне не пришла.

Когда разные отчества

Дети занимаются эстрадным вокалом, а также ходят в музыкальную школу.

– Мы, по возможности, стараемся избегать платных кружков. Не всегда получается. Одно время я приглашала учителя танцев домой, просто понимая, что нет времени и сил куда-то кого-то водить. Но не очень пошло – младшие чувствовали, что они дома, и нормально не занимались.

Георгий выручал нас тем, что очень рано был ответственным и самостоятельным. Ходил на много кружков. Это потом, лет с 14, ему уже ничего не хотелось. На вокал заставляли до 16 лет ходить. Он заканчивает 11-й класс дистанционно, потому что часто болел. Сейчас он с репетиторами готовится к ЕГЭ.

Георгий, пока был маленьким, папой называл Рифата. Но однажды в воскресной школе, во время рассказа о том, что такое отчество, мальчик, а ему было шесть лет, задумался. Он только тогда понял, что он – Петрович, а появившаяся сестренка Соня – Рифатовна. Тогда он стал задавать родителям вопросы.

– Конечно, переживал, и у него возникло чувство инаковости, к сожалению, – вспоминает Ольга. – Хорошо, что мы все обговорили рано, в подростковом возрасте такие вещи принимаются сложнее.

Когда сыну было 9 лет, я позвонила кровному отцу Георгия, и тот захотел встретиться с сыном. Отца захлестнули эмоции, но все равно участие в жизни сына ограничивается нечастыми встречами, какими-то подарками.

Рифату тоже было непросто, особенно когда Жоре было 14-16 лет.

Ведь ты все время живешь с ребенком, вкладываешься в него душевно, физически, но получаешься плохой, потому что ты призываешь к порядку, чего-то требуешь. А тот папа хороший, ведь он ничего не требует.

Сейчас сын повзрослел и стало попроще, он начал понимать некоторые вещи…

– Я сам был подростком, – говорит Рифат, – и понимаю, что претензии возникают и к кровным родителям. Но все-таки тогда принять ситуацию было непросто…

– На самом деле Рифата я как никогда хорошо поняла, когда мы в семью взяли приемного ребенка…

Два подростка в доме

О том, чтобы взять приемного ребенка в семью, Кадыровы задумывались давно. Как-то Оксана Гарнаева, руководитель фонда «Русская береза», прислала Ольге подборку роликов, рассказывающих о детях, которые хотят в семью. И среди них был подросток Андрей. Позже Кадыровы узнают, что в то время, пока они собирали документы, Андрея хотела забрать подруга его бабушки, которая приходила к нему, когда он жил в учреждении. В день, когда он должен был уехать с ней, пришла новость, что женщина умерла.

– В ролике об Андрее были сказаны вещи, которые были уже не актуальны на тот момент, когда мы его брали. Например, что он воцерковлен, алтарничает в храме. Андрей, когда мы приехали, очень сильно изумился, потому что раньше ничего о нас не слышал. Но он был так рад, что его уже нельзя было не взять, – вспоминает Рифат.

– Два подростка в доме – это оказалось очень тяжело, – говорит Ольга. – У меня постоянно опускались руки. То они пытаются вести себя, как дети, когда им это удобно – не убирать за собой, не говоря уже о том, чтобы помочь, раскидывают вещи, кричат, когда играют в игры.
А если речь идет о том, чтобы пойти погулять, или еще о какой-то затее, они сразу вдруг взрослые. Мы не раз ходили к психологу, который сопровождал нашу семью. Приемный психологов уже столько в учреждении перевидал, что знал, как нужно «правильно» отвечать.

Зато психологическая помощь пригодилась моему кровному ребенку. Он стал закрываться, обижаться, появилось непонимание. Хорошо, что с помощью специалиста преодолели это.

Сейчас Андрею 19 лет, и он живет в собственной квартире, отдельно от приемных родителей, пытается, как может, создать семью. Несмотря на все сложности, которые пришлось преодолеть, в том числе ревность кровного сына, Ольга считает – все было не зря. Все-таки четыре года вне учреждения, в семье, где люди трудятся, зарабатывают на жизнь, выстраивают отношения друг с другом, были полезны для Андрея.

Всегда есть о чем поговорить, а без семьи – ненормально

Обычно всем многодетным супругам я задаю вопрос, как им удается найти время друг для друга, чтобы побыть именно мужем и женой, а не просто мамой и папой. Кадыровы категорически возражают против такого разделения.

– Дети – это ведь тоже объединяющий супругов фактор. Не просто сам факт наличия, а забота о них, – говорит Ольга. – Я не один раз видела ситуацию, что муж очень много времени проводит на работе и детей толком не видит. То есть он выступает лицом материально ответственным, как на той же работе, не более. А любая работа может надоесть и ее захочется сменить…

Хозяйственная деятельность многодетной семьи сопоставима с работой малого предприятия. Очень много документов (например, не 3-4 страховых полиса, а 8, а еще 8 СНИЛСов, удостоверений личности и пр.), бумажных дел, переговоров, переписок, миллион дел, каждое из которых очень важное, и любая ошибка дорого обходится… Конечно, у каждого есть свой фронт работы.
Чаще всего в городской семье отец полностью отвечает за материальное обеспечение, а мать – за все остальное. У нас в семье нет такого разделения. Это само собой так сложилось, что мы оба обеспечиваем семью и оба занимаемся всеми остальными вопросами, это очень сплачивает.

Мы с Рифатом постоянно в течение дня переписываемся, сообщаем друг другу все новости. Новости о детях, об их мероприятиях, концертах. Часто мы на них ходим вместе. Если кто-то не смог, то другой записал. Мы уже с нетерпением ждем, показываем друг другу. Ну это же разве не общее?

– Нам всегда есть о чем поговорить, мы можем посмотреть вместе хорошую передачу, обсуждаем новости, особенно когда младшие уснули, – добавляет Рифат. – Иногда, бывает, хочется побыть одному.

– Я летом часто уезжаю в деревню, и муж какое-то время один. Но что-то он, по-моему, недовольный в итоге.

– Потому что побыть одному – хватит и пару часов. А так я привык с семьей, с детьми. Без них – ненормально, непривычно.

Секреты экономии

– Планировать бюджет очень сложно, потому что у нас средств только-только хватает на то, чтобы оплатить необходимое – продукты, квартплату, репетиторов, – говорит Ольга. – Так что, как только приходят деньги – аванс, или зарплата, или за какие-то мои уроки, все сразу вкладывается туда, куда необходимо.

Продукты Кадыровы чаще всего заказывают через оптовую фирму, иногда – вместе с другими многодетными семьями, чтобы сразу – большую партию. В итоге и дешевле, и тратить время на походы в магазин не надо, да и продукты часто лучшего качества, ведь они попадают в дом сразу, минуя промежуточный этап.

С одеждой – не проблема, очень многое люди отдают, среди многодетных происходит круговорот вещей.

С репетиторами старший сын занимается по скайпу. А значит, есть возможность найти хорошего специалиста не в Москве и области, а из других регионов России. Это оказывается значительно дешевле.

Недавно Ольга, потратив время и три тысячи рублей, дистанционно закончила курсы повышения квалификации «Технологии подготовки к ГИА в формате ОГЭ и ЕГЭ по предмету “Английский язык”», который, в конце концов, станет обязательным. Так что теперь она понимает, как помочь детям с английским, какие требования нужно учитывать.

– Правда, подрастают другие дети, все равно нужны будут репетиторы, ведь кроме английского требуются и другие предметы, – добавляет Рифат. – Не знаю, как мы справимся. Когда дети маленькие, в материальном смысле проще.

Чем проще блюдо, тем охотнее съедят

– Я для себя уяснила две вещи – чем сложнее блюдо, тем меньше вероятности, что его будут есть дети, – говорит Ольга. – Муж тоже любит, что попроще.

Ольга признается, что главная ее проблема – время. Школьники ушли в школу, младшие – в детский садик, осталась Ольга дома с малышкой, и перед ней выбор – садиться за работу или делать что-то по хозяйству.

– Допустим, сегодня я посвятила день кулинарии, зато завтра можно поесть уже со вчера приготовленный борщ, поджарить яичницу или сварить макароны с сыром. Но зато я посижу, поработаю над своей диссертацией. То же самое с уборкой. Посмотришь уныло: нет, мне надо срочно закончить статью, Бог с ним, с этим заваленным столом. Но зато на следующий день, когда я отправила статью, я срочно все бросаю и иду убирать.

Обязанности по дому Ольга старается делегировать и детям. Если нужно что-то сделать срочно, просит помочь тех, кто это умеет. Но время от времени дает задания с педагогической целью. Так, недавно одной из дочек было поручено сварить макароны – первый раз. В итоге получилось блюдо, больше напоминающее кашу, но все ели и благодарили. Если не начинать, то и научиться не получится.

Порядок в доме – проблема семьи, где есть дети, а уж тем более, где детей несколько…

– Есть хороший такой секрет – все вовремя класть на место, – говорит Ольга. – Честно говоря, я выросла очень безалаберным человеком. Меня никогда ни к чему не приучали, ничего не заставляли. Потому из меня выросла ужасная хозяйка. Но оказалось, что Рифат умеет организовывать порядок лучше, ты присматриваешься и понимаешь, что, действительно, вещи лучше убирать в коробочки, что-то убирать вовремя подальше, а уж переступать лежащее на полу – это вообще преступление.

Да, дети – это уникальный способ навести беспорядок. Меня больше всего «радуют» конструкторы «Лего». Они повсюду, в любом количестве. На них наступаешь ночью голой ногой. Начинаешь подметать или пол мыть – они вылезают из самых неожиданных мест. И все равно это «Лего» дети просят и просят.

В этот момент в комнате дети вываливают на пол огромную кучу деталей конструктора, но вскоре забывают о своих созидательных планах.

– Да это легко собрать, – хором говорят Рифат и Ольга. – Вот когда его начинают растаскивать по комнатам…

«Неплохо живем», – считает сын

Приходит Георгий, и я интересуюсь у него, не устает ли он от такого количества братьев-сестер, и тот факт, что ему приходилось и приходится о них заботиться, не отбил ли у него желания в будущем родить собственных.

– От детей устаешь, просто от их присутствия. Даже может возникнуть мысль, что ты в будущем собственных детей не хочешь, ведь они такие маленькие, все портят. Да, стоит какое-то время побыть одному, съездить к бабушке, отдохнуть, и эти мысли отступают. Но только на время.

Пока Георгий рассуждает, как порой ему надоедают младшие, к нему подходит одна из сестер, она очень братским, нежным движением начинает гладить его по голове. Видно, что ситуация привычна и естественна.

– Значит, ты меня не сделаешь рано бабушкой, – смеется Ольга.

– Рано бабушкой я тебя не сделаю. Но поздно или нормально, вполне возможно, может быть, не единожды, как жизнь сложится, – отвечает Георгий. – Все зависит от обстоятельств. Могу позволить себе детишек – пожалуйста. Для меня дети – это что-то, что можно себе позволить, только если у тебя есть для этого ресурсы. Вот когда у людей нет квартиры, какие могут быть дети…

– Получается, мама и Рифат неправильно поступали, рожая детей-погодков?

– Да почему же? У них все было. Была постоянная работа, была квартира. Сначала просто была одна квартира. Там родили детишек. Потом стало тесно, переехали плавно в другую квартиру.

– Если бы плавно! – вздыхает Ольга.

– Ну, не очень плавно, хорошо, – соглашается с ней сын. – Из однокомнатной в двухкомнатную, из двухкомнатной в четырехкомнатную. Да, потесниться, конечно, пришлось. Все не так плавно вышло, как хотелось бы. Возможно, стоило бы поубавить темп. Но, как видите, все-таки живем. И даже я бы сказал, что неплохо живем!

Источник: сайт www.pravmir.ru от 27.05.2018
06 июня 2018г.