Странник

Как бывший ученый-физиолог Геннадий Заридзе построил детский приют, которому завидует столица...

Как, не торгуя в храме, не опираясь ни на какие доходные занятия, бывшему ученому, а теперь сельскому священнику села Отрадное Воронежской области удалось построить детский приют, которому позавидует столица?

Для маленьких прихожан отец Геннадий придумал и построил особенный, детский приют. Фото: Аркадий Колыбалов

Без детдомовских глупостей

- Не бросай армию, сопьешься, - худощавый человек, похожий на какого-нибудь завлаба, только слегка обросший и в рясе, крестит и, благословив, отпускает молодого военного. Тот предпочитает помалкивать. Длинный хвост очереди верующих, оживившись, деликатно пропускает к батюшке следующего. Чтобы поговорить со священником, сюда едут не только из Москвы, но и из-за границы.

Успешный в прошлом физиолог, протоиерей Геннадий Заридзе заслуживает внимания, даже если не знать, что на Рождество в его Покровский храм в деревне Отрадное под Воронежем как-то нагрянул Путин. "Этот батюшка как допинг", - сказала про него старушка, видимо, пересмотревшая спортивных передач по телевизору. Но суть характера уловила. Какая-то внутренняя сила несет по жизни и самого отца Геннадия, и тех, кто к нему прибивается. "С кем поведешься, от того наберешься", - его шутка.

А если серьезно, то на месте разоренного в перестройку сельского клуба сейчас детский приют. Четырехэтажный, с квартирами семейного типа ("чтобы росли без дедовщины и других детдомовских глупостей"), где есть все, начиная от стиральной и заканчивая посудомоечной машиной. Такой, что позавидуют в Москве. Хотя ни копейки государственных денег в него не вложено. Своими руками, всем приходом разгребали место под котлован.

Кроме своих сирот принимает на отдых луганских детей. Через "отпуск" в Отрадном с мощной культурной программой, с путешествиями, театральными постановками, лечебными разговорами с психологами, рисованием газет и производством мультиков, проходило по 40-60 человек, живших в приюте по три месяца. В футбол играют: при храме работает молодой человек, худенький такой, незаметный, а выступал за команду Киргизии в отборочных к чемпионатам мира и Европы. Здорово же у такого потренироваться. На речку с удочками ходят. Батюшка гордится: "Чистая до сих пор пречистая. По берегу "обкомовские" дачи, хозяева не давали и не дают воду портить!"

Для маленьких своих прихожан отец Геннадий придумал и построил особенный, детский храм, где уже окрестили 20 беженцев. Вообще, подозреваю, что детский храм - это его ноу-хау. И дело не в низеньких, чтобы удобно было ставить свечку, подсвечниках, а в иконах. На них - сюжеты с животными: Сергий Радонежский кормит медведя, Герасим Иорданский со своим прирученным львом, афонская Богородица Коневская- у младенца в руках пара голубят, Ной с зоопарком... "Дети любят зверушек, им это интересно и понятно", - объясняет отец Геннадий, и видно, как ему хочется сделать жизнь в приюте теплее, светлее и домашней. Прежде чем дети поверят в Бога, они должны поверить в существование доброго человека и мира вокруг.

Зачем нужны торговцы в храме

Главный принцип протоиерея - вкалывать. Он и от инвалидности в свое время отказался: "Зачем она мне, если могу работать".

- Шел как-то по проспекту Революции в Воронеже, двое детишек: "Дай денежку!" Руки в цыпках, пугливые, как мыши. Поехал к игуменье одной, даже спросить ничего не успел, она мне в лоб: батюшка, раньше беспризорные дети жили при храмах... - рассказывает отец Геннадий историю строительства приюта. - Выкопали котлован, заглянул в него: беда просто, невозможно такой объем поднять. Ни денег, ни рук рабочих. Но Господь управил.

- Светским языком говоря, друзья и спонсоры помогли?

- Как хочешь назови, друзья, чада духовные. У нас на Пасху, моя хорошая, причащалось 1450 человек! Из разных городов приезжают, да из-за рубежа тоже. Они же и помогают.

"Господь управил". Более подробно размышлять на тему богатых меценатов и их денег, без помощи которых, конечно, не построишь храма, отец Геннадий не любит. Раз проскользнуло, что мрамор для отделки достался от разорившейся фирмы, а замечательную ручную резьбу делает один из "духовных чад". Если учесть, что для разговора в Покровский храм к отцу Геннадию иногда заходит до 60 человек в день, то почему бы одному из них не оказаться иконописцем, другому столяром, а третьему банкиром. Батюшка смог воспитать их так, чтобы вместо того, чтобы, к примеру, купить очередную яхту, кто-то вложит в приют. Сам он - абсолютный бессребреник: дом, обитый изнутри вагонкой, никаких "мерседесов", как и других средств передвижения. Из изысков - сад и 10 видов винограда, среди которых даже "дамские пальчики".

- Как тут Путин оказался?

- Сам приехал.

- О вас слава по России? Вы старец?

- Некоторые болтают, что я старчествую. Я не старец и старца из себя не изображаю. Просто беседую с теми, кто спрашивает меня, просто служу Богу. Стараюсь разговаривать с людьми обычным языком, чтобы слово было понятным и легло на душу. Первый замгубернатора ко мне приехал и говорит: "Отец Геннадий, имей в виду, к тебе президент собирается. Ну и что? Какие проблемы? Когда вышел из машины, мы с ним три раза обнялись. Нет и миллиметра фальши. Ко мне пришел офицер протокола: погода портится, и, если еще ухудшится, президент не попадет на другие мероприятия. Нам нужно выехать пораньше. Но Путин решил до конца службы достоять. Молился искренне. А потом подошел ко мне: "Можно я слово скажу?" Встал на амвон и сказал горячее такое слово. Как все обрадовались. Пошел из храма, кто-то крикнул: "Спасибо за Крым!" Подошел руку пожал. Абсолютно естественный, ничего не придумывает. Человек глубоко верующий. Я это совершенно четко почувствовал.

- Осмотрел приют?

- Доволен остался, тем более что здесь государственной копейки...

- ...не вложено?

- Не в этом дело. Люди сами собрались и сделали. Это ведь знак: то деньги распиливают государственные, а здесь не было их - никто ничего не распиливал, собрали сами. Это же дорогого стоит. Так и есть. И во всех храмах, которые мы строим, так.

- У вас, смотрю, не принято торговать в храме?

- Нету торговцев у меня, нету! Ничем не торгую нигде, нет лавок церковных или других ларьков.

Что касается будущего, у протоиерея своя собственная "Программа 20 храмов". Пока построил семь. В ближайших планах - огромный с собором на четыре тысячи человек храмовый комплекс в честь святителя Митрофана Воронежского.

Рефлекс на падающий кирпич

Когда детский приют был практически готов, случилось на Украине. Администрация Воронежа попросила сделать в нем ПВР - пункт временного размещения. Так появились в Отрадном беженцы, и батюшка-физиолог узнал о "рефлексе на падающий кирпич". К тому времени еще шла стройка здания, где сейчас трапезная, актовый зал, бесплатный детский сад. Обычное дело - кирпич падает на деревянный помост: бааа-бах!!! Необычна реакция детей-беженцев, которые прячутся под кровать. "Рефлекс у них на этот звук! Это так печально, хоть плачь!" - единственный раз за весь наш разговор священник говорит гневно.

В общей сложности, через приют прошло 1600 человек, всем им помогли устроиться на ПМЖ в разных регионах России. Обеспечивали деньгами, едой, необходимыми вещами. Кому нужно, увозили с собой даже кровати.

Вместе с отцом Геннадием бодро пробежались по пахнущему свежей краской зданию. Сейчас в приюте - 49 человек. Из них - 17 мам. Скрывающихся от буйных мужей, как здесь говорят, "в трудной жизненной ситуации". И приемных, таких, как Ксения.

Она живет в большой трехкомнатной квартире. Одну из комнат занимает Настя на пару с сестрой. Симпатичная девчонка с густо накрашенными ресницами в возрасте, когда хочется убить даже собственное любимое, но неуправляемое чадо. Бросивших ее родителей она с неожиданной мудростью не осуждает, говорит лишь, что "мама сейчас ведет себя плохо" и жить в приюте веселее. К слову, в комнате девиц никакой отпугивающей "аскезы": стол завален косметикой и разными штучками, которые украшают жизнь тринадцатилетних красоток. Другие принципы протоиерея - терпимость к несущественным для души-христианки мелочам и любовь.

У мамы-Ксении тоже есть собственная комната, где сейчас на двуспальной кровати притулился полуторагодовалый малыш. "Заснул на руках, не стала беспокоить". Прежде чем встретить дома, мы увидели ее на улице, и девушка показалась мне если не дерзкой, то очень закрытой, с непростой доприютской историей, в которой было место и отцу Геннадию. Недавно, говорит, почувствовала, что пришло время отдавать свои душевные долги. И батюшка это точно просчитал, определив в разновозрастную семью, где кроме малышей есть и сложные подростки.

- Я их хорошо понимаю, сама сильно "косячила", отец Геннадий никогда не ругал.

Дети любят ее сырники, куриный суп "для космонавтов" с лапшой и зеленью. В общем, практически все как дома, за исключением казенного объявления на двери туалета с просьбой не бросать чего попало в унитаз.

Научный взгляд на Бога

Все, кто знаком с отцом Геннадием, замечают этот необычный для священника микс из критически-научного взгляда на окружающий мир и искренней веры в Бога. Он и проповеди читает, как любимый студентами препод: простым языком и с четкими научными фактами. Никакого противоречия в этом не видит. Поскольку считает, что наука и религия просто разные методы познания окружающего мира. К примеру, абсолютно согласен с тем, что он возник в результате Большого взрыва. Вопрос только в том, что взорвалось?

- Теория отвечает: пустота. Из нее возникли материальные частицы, а дальше и планеты со звездами. Но как пустота может взорваться? - задает батюшка каверзный и неудобный для науки вопрос.

Он и ему самому покоя не давал со школьной скамьи. В Бога не верил, какой такой Бог, если отец в университете политэкономию и научный коммунизм преподавал? Впервые в церковь на исповедь пришел без креста.

Но вот мама... Учительница русского и литературы, прятала иконы в шкафу с бельем, чтобы никто не увидел и не донес. Но Гена нашел! Будущий ученый обязан быть любопытным. Примерно в то самое время стал истово заниматься астрономией. Дошло до того, что в Пулково рванул. "Был там такой ученый немец Поттер. Не Гарри, конечно. После школы позвал меня в экспедицию в Казахстан. Смотришь в телескоп и думаешь: туманность Андромеды - самая близкая к нам, а луч света от нее до Земли два миллиона лет летит! И что такое моя быстротечная жизнь по сравнению с этим? Да ничего! Жил-жил, умер, вырос лопух, все, пустое место. Но где тогда диалектика, переход количества в качество? Не работают все эти законы марксистко-ленинской философии..."

В общем, на биофак Воронежского университета Заридзе поступал уже очень сомневающимся человеком. Не в науке, конечно, а в конечности жизни. Стал заниматься физиологией смерти. Размышлял так: душа живет после смерти, как, например, волна, на которой работает радиоприемник. Приемник сломался, а волна существует. Участвовал в научных экспериментах в области нейрофизиологии. Ездил в Санкт-Петербург в Институт мозга, где велись исследования на интересную ему тему: в высокочастотных, рассказывает, разрядах фотографировали людей в момент клинической смерти. Окончив университет, стал заниматься наукой на кафедре физиологии, учился в аспирантуре... Но произошел жуткий случай и все перевернул.

"Знакомый у меня был, замминистра, - с простецкой интонацией начинает отец Геннадий, у которого много "знакомых" такого ранга, историю своей новой жизни. - Поехал я к нему от университета за "крутым" оборудованием: импортным, которое можно было только военной организации получить. А мне он его "по блату". Возвращался из Москвы и заболел... Дикая головная боль. Думал, ухо".

Оказалось, пневмококковый менингоэнцефалит. В машине "скорой помощи" он потерял сознание, прекратились конвульсии. Потом медсестра рассказала, что жене сообщили о смерти. А санитары не разобрались и вместо лежавшего рядом окоченевшего трупа, отвезли в морг Геннадия. Правда, вернули в реанимацию, спохватились: "Не окоченел еще, подсудное дело!" Обманув все ожидания, он выжил. Больница в очередь ходила посмотреть на этот диковинный "экспонат". Врачи комплексовали, может, каким секретным видом спорта занимался?

"А я пришел в сознание - в полной, стопроцентной уверенности, что "тот мир" есть! И Бог пожалел окаянного грешника и оставил на покаяние. Дал шанс", - смотрит на произошедшее 35 лет назад батюшка.

Проработал на кафедре он еще целый год и ушел, уже не видел смысла в диссертации. Науку, впрочем, не забросил.

Пробует ее методами ответить на особо актуальный в Пасху вопрос о божественной причине Благодатного огня, например. Воспитанным в материализме мозгам трудно принять такую возможность, но отец Геннадий терпеливо рассказывает, как он поехал в Иерусалим, как взял с собой тепловизор (уточняет: "пирометр VT 303") и с его помощью замерил температуру Благодатного огня дважды: сразу после схождения, когда он не опаляет и имеет температуру 42 градуса, им омывают лицо и руки, а также спустя несколько минут, когда это настоящее пламя в 320 градусов. Как это происходит, никому из ученых пока неясно.

"С точки зрения науки Благодатный огонь - холодная плазма. А в условиях земной атмосферы она возможна только в инертных газах, в люминесцентных лампах. Ее нельзя создать на открытом воздухе. Кто сделает это (да еще с помощью зажигалки), получит три Нобелевские премии!" - объясняет в надежде, что смогу понять эти физические тонкости. Наука, по мнению отца Геннадия, не может быть независима от нравственных принципов, ученые тоже подвержены страстям, особенно тщеславию и гордости, которые надо преодолевать.

Грибной талант

- Талантливый человек может быть злым?

- Талант - это, конечно, дар Божий. Но человек из доброго сердца выносит доброе сокровище, а из злого - злое. Тоже сокровище, но злое. Бывают люди очень умные, но с абсолютно холодным и злым сердцем.

Сидим на кухне, батюшка поет "духовные канты", аккомпанируя себе на 12-струнной гитаре. В музыкальной тусовке Воронежа отца Геннадия, у которого вышло уже несколько дисков, знают под псевдонимом Странник. Это вовсе не значит, конечно, что священник, который исполняет замечательные по силе выговаривания важнейших для верующего человека духовных смыслов песни, где-то тусуется.

На столе только грибов четыре вида, например, "фламулины бархатистые", зимние опята. За сезон - по 300 банок закрывает. Это значит, что из леса приносит - 30 ведер. Все расходится, в доме - бесконечные гости, зашедшие за ответом на вопрос. Но не на любой - получают. "Не стоит обращаться к священнику, чтобы узнать, съесть этот кусок селедки или другой", - опять шутит.

В коридоре - 30 пар гостевых тапочек. Из МГИМО или из соседней деревни, все равно, всех немедленно за стол.

- Самое скудное состояние человека, когда он или не обрел, или уничтожил свою собственную любовь. Он бессмысленно живет на этой земле, в душе его одни объедки, - вот и на мой незаданный вопрос ответил.

Отец Геннадий поет "духовные канты", аккомпанируя на 12-струнной гитаре. Он выпустил уже несколько дисков

Блиц-интервью

- У священников бывает светская жизнь?

- Моя хорошая, откуда я возьму время? Я и так зашиваюсь. Театр - дело хорошее, но смотря что показывают. А позорище смотреть - себя не уважать. Как будто тебя облили помоями и плюнули.

- Музыка - это ваше хобби?

- Это форма проповеди.

- В вас совсем нет "понтов", таких, знаете, как у некоторых?

- А мне этого не надо! Зачем?

Источник: сайт www.rg.ru от 09.05.2018
02 июня 2018г. Просмотров: 108