Тишина на кассе: как трудятся глухие продавцы, которых никто не хотел брать на работу

Сейчас в "Ашане" на ул. Металлургов в Екатеринбурге успешно трудятся шестнадцать неслышащих и слабослышащих людей...

Покупатели поначалу пугались и писали жалобы — потом привыкли

Сергей работает на кассе в «Ашане» шесть лет. Улыбается покупателям, сканирует покупки, снова улыбается. А когда его спрашивают о чём-либо, отвечает так громко и зычно, что некоторые пишут жалобы — агрессивный какой-то у вас кассир. А Марина, если спрашивают её, вообще ничего не отвечает, а показывает карточку: «Необходимо подождать, мне нужна помощь бригадира».

Сергей, Марина и ещё шесть кассиров и восемь сотрудников торгового зала — слабослышащие. Почти все они работают в гипермаркете на Металлургов с 2012 года. Тогда здесь была текучка кадров, постоянно не хватало сотрудников и руководство решило перенять опыт московских коллег. Знали, что инвалиды по слуху держатся за рабочее место, — так оно и оказалось.

Найти работу в Екатеринбурге или области слабослышащему или неслышащему человеку невероятно сложно, рассказала E1.RU председатель регионального отделения Всероссийского общества глухих Людмила Черемера . В городе сейчас больше 2 тысяч членов общества, в области — больше 4 тысяч. Работает из них только малая часть.

— Работодатель практически не берет таких людей, — говорит она. — Когда мы спрашиваем, почему, отвечают — трудно общаться с ними, трудно найти диалог. Хотя они физически трудоспособные, могут работать и токарями, и станочниками, и обрубщиками, и полы мыть. Так даже уборщицами не хотят брать, говорят: «Ой, а как мы будем объяснять им что-то?». Многие сидят дома. К нам приезжала девушка из Нижних Серег, вообще трудоустроиться не может, она согласна каждый день ездить в Екатеринбург, чтобы работать.

Инвалиды по слуху готовы работать в любой должности, говорит Черемера, готовы учиться и переучиваться, но и это сделать непросто. Для обучения нужен сурдопереводчик, он берет почасовую плату, кто должен оплачивать его услуги — неясно. Неслышащим людям положено 40 часов услуг сурдопереводчика в год, но эти часы расходуются на бытовые вещи — куда-то сходить, позвонить. На обучение уже не хватает.

— Такие люди очень хорошо схватывают всё, быстро осваивают рабочие профессии, — говорит Людмила Черемера. — Уживаются в коллективе хорошо, если вовремя помочь. Очень трудоспособные, трудоголики.

Чаще всего сами сотрудники Общества глухих пытаются найти работодателей, которые примут на работу неслышащих людей. Звонят, уговаривают, просят — возьмите. По словам председателя регионального отделения, в городе немного предприятий, где трудятся глухие, — Уралмашзавод, Уралтрансмаш, «Сима-ленд» с недавних пор.

Редко работодатели приходят с предложением сами, как это было с «Ашаном». Гипермаркет сначала принял «хозяек и хозяев касс» (так они называют кассиров), а потом взял и сотрудников торгового зала. По словам директора по корпоративным коммуникациям «Ашан Ритейл Россия» Марии Курносовой, в начале Общество глухих предоставило сурдопереводчика для обучения, потом стали помогать опытные сотрудники с частичной потерей слуха и умеющие читать по губам.

Один из таких сотрудников — Сергей Журавлёв. Ему 48 лет, и он не слышит с рождения — объясняет, что родился недоношенным, «укол поставили, и слух потерял». Он умеет читать по губам и благодаря слуховому аппарату способен понимать речь и может говорить сам. Специфически, громко, но в целом — понятно.

— Мне работа нравится — лёгкая, спокойная, — говорит Сергей. — Бывают проблемы, если покупатель меня не понимает. Если непонятно, я показываю табличку.

Раньше Сергей работал в Доме культуры общества глухих, а сейчас участвует там в спектаклях. Накануне нашей встречи, например, у них был концерт, посвящённый 9 Мая, — пели песни на жестовом языке. Сергей его хорошо знает и помогает общаться администрации с теми сотрудниками, которые не говорят вообще. Помог и нам — вместе с Сергеем идём к Марине Головиной и Расиме Захаровой.

Марина подтверждает: найти работу слабослышащему человеку очень сложно, сама она о вакансии узнала от знакомой. Оказалось, что девушка с детства мечтала работать на кассе. А улыбчивая Расима работает здесь 5 с половиной лет, до этого была домохозяйкой, воспитывала ребёнка. На вопрос, как узнала про вакансию, кивает на Сергея — он привёл.

— Я работал в Доме культуры общества глухих 8 лет, поэтому меня все знают, — смеётся он.

К кассе Расимы подходит веселый покупатель, выкладывает товар и живо интересуется, что тут снимают. Спрашиваем, заметил ли он, что это касса, где обслуживает слабослышащий сотрудник (на это указывает табличка с перечёркнутым ухом).

Это Иван, он тоже работает в «Ашане» давно

— Нет, даже не понял, не обратил внимания. А мне какая разница, главное — чтобы работали хорошо, — ответил покупатель.

Руководитель сектора касс Галина Никитина говорит, что покупатели в целом обращают внимание на это.

— Те, кому принципиально, выбирают кассу. Они знают, что у нас есть слабослышащие сотрудники, и смотрят, чтобы к ним не встать. А те, кто уже встал и увидел табличку, спокойно реагируют. В крайнем случае есть система сигнализации: если возникла проблема с общением, сотрудник нажимает кнопку, приходит бригадир и помогает её решить, — рассказывает она. — Жалобы на то, что кассир не слышит, были всего один или два раза ещё вначале.

Тогда, вначале, бывали и не очень красивые ситуации со стороны самих слабослышащих сотрудников, вспоминает она.

— Бывало такое поведение: я не слышу и что с меня взять. Сейчас этого вообще нет, они такие же работники, как все остальные. Если они хотят получать такую же зарплату, как все, соответственно, они должны так же, как все, работать. За исключением, конечно, того, что полагается по законодательству по инвалидности — дополнительные дни к отпуску и так далее.

Но определённые послабления делаются. Например, при оценке эффективности работы. Один из критериев — скорость сканирования товаров.

— Расима медленнее работает в силу того, что она не слышит, как пикает сканер, и всё время проверяет, не ошиблась ли. На это делается скидка, нормы поменьше, — объясняет Галина Никитина. — Но, например, у Альберта, который тоже не слышит, такого нет. Он работает, может, даже лучше, чем все остальные. У него темперамент другой.

На работе слабослышащие сотрудники общаются в основном друг с другом.

— Мы стараемся даже на перерыв отпускать их по двое. А сложности в общении чаще всего возникают из-за того, что у них слабый словарный запас. Но если он что-то не понимает, я просто формулирую по-другому. И они учат нас своим жестам, так что нормально общаемся. Вообще они очень талантливые ребята. Когда у нас праздник в выходной день, сотрудники редко приезжают, а слабослышащие сотрудники обязательно приедут сфотографироваться, поучаствовать. Очень активные.

Ещё один «переводчик» Игорь работает в торговом зале, в отделе сладкой бакалеи. Он наставник для других слабослышащих сотрудников. Как и Сергей, Игорь носит слуховой аппарат и может общаться.

— Когда другие сотрудники не слышат, я им объясняю жестами. Они меня учат, а я им повторяю, привыкаю, и мы друг друга понимаем. Иногда по губам читаю.

— Бывают сложности, когда обращаются покупатели?

— Да, они спрашивают, вы не могли бы помочь мне найти товар? Я отвечаю голосом, что могу. А есть ребята, которые вообще не слышат, они берут ручку и бумагу и просят: «Напишите, и я вам помогу найти товар». Я им объяснял, чтобы не отказывали, не молчали, а помогали покупателю.

Источник: сайт www.e1.ru от 04.05.2018
23 мая 2018г.