Всё оказалось намного сложней: цена за жизнь

Посвящается памяти Георгия Великанова, который погиб, спасая бездомного...

Сегодня зашла в метро, села на единственное свободное место. Осмотрелась и поняла, почему в довольно плотном вагоне оно было свободным - рядом сидел бомж. Я хотела встать, но потом подумала - я ведь еду в Митино в храм на поминки Георгия Великанова, алтарника, человека, который погиб, спасая бездомного. Поэтому нельзя вставать, надо сидеть.

Я думала, что буду писать вот о чем - сообщение о его смерти пришло одновременно с другими известиями (бойня в школах, студент-убийца). И на этом черном фоне вдруг показался человек, способный отдать жизнь за другого. В нашем-то общество, которое расщепляется, и люди начинают слишком любить самих себя, погружаться в свой собственный внутренний мир, и не видеть тех, кто рядом. А потом заговорили еще о том, что надо бы найти бомжа и спасти его потому, что слишком высокая цена уплачена за его жизнь. А цена дорогая - Георгий, говорят те, кто его знал, жил для других, не делил людей на бедных и богатых, и вот того, кто был рядом с ним в эту минуту, он и считал самым важным и близким. Я думала, что об этом буду писать - о подвиге, об уроке обществу и о спасении бездомного, за которого принесена жертва. Но все оказалось намного сложней.

На фото: Георгий Великанов

Говорят, что бомж сопротивлялся, и не давал убрать себя с путей. И когда машинист электрички пытался затормозить, у Георгия была возможность прыгнуть под платформу, оставив бомжа. Но он не прыгнул. Закрыл его собой. Говорят, он очень хотел быть похожим на Христа, и, наверняка, был уверен, что Христос поступил бы так же. Бомж украл у него телефон - маленькую дешевую трубку - и ушел.

Такая ситуация. В ней каждый волен делать свой вывод. Кто-то скажет, что не стоило отдавать свою жизнь за пропащего человека, все равно тот не исправится. Кто-то - что если и отдавать за что-то жизнь, то только за другую жизнь. А если уж ее отдавать, то только за отверженного. А если уж за отверженного, то за самого последнего, который не поблагодарит, не оценит, и никогда по доброй воле не спасется. И тогда подвиг будет не такой, как в книжках с картинками, где нищие благостные и чистоглазые, и им эстетично, красиво помогать. Подвиг выйдет концентрированный, с таким четким посылом - каждая жизнь ценна, безо всяких «если».

Я разговаривала и слушала дальше. И возникали еще вопросы. Мне говорили, что Георгий был миссионером по призванию (я бы сказала по рождению), но он не проповедовал среди представителей других религий. Он говорил с людьми крещенными, верующими, но далекими от Христа. И люди эти - умные, образованные, они могут поддержать любой разговор, они ездили по миру, они разбираются в искусстве. И вот с ними - верующими и интеллектуально развитыми, крещенными и глубоко погруженными в свой внутренний мир - говорить гораздо сложней, чем с отверженными и простыми. Простые услышат и переживут впечатление. Непростые услышат и поставят под сомнение. Они смогут оспорить любой аргумент. Но мне интересно, что же именно он им говорил! Этого я уже не узнаю.

Но все же из его поступка я могу вынести кое-что - две тысячи лет назад приходил Христос, он сказал – «Возлюби ближнего своего, как самого себя». Сегодня во всем мире мы подходим к тому, что ближний наш - это я себе сам. Мощь послания Христа, кажется, исчерпалась. И тут алтарник Георгий Великанов объявляет нам - нет, не исчерпалась пока, и ближним становится самый дальний, самый отверженный, который обворует тебя, когда ты за него умрешь. Говорят еще, Георгий повторял всегда – «Надо людям помогать». Это звучит, как новая заповедь для современного человечества, которая сложилась из всех старых заповедей.

Автор: Марина Ахмедова, писатель, журналист, зам. редактора журнала «Русский репортер»
04 февраля 2018г. Просмотров: 224